Роман Попов: «Как фильтровать информацию и распознавать фейки?»

Мы продолжаем публиковать материалы о том, как прошли «Городские гражданские выходные» в рамках фестиваля «После Пилорамы». Представляем выступление психолога Ирины Гачеговой на секции «Жизненные советы». Хотим обратить ваше внимание, что это только расшифровка спича, произнесенного нашим экспертом. Она не может передать в полной мере атмосферу, царившую в коворкинге «Лаборатория настоящего» в момент выступления. 

Роман Попов
Роман Попов

— Мы будем говорить о том, как фильтровать информацию, как распознавать фейки в ней.

Все очень просто. Для того, чтобы начать наш разговор, нужно в огромном количестве вещей сойтись. Я задам вопросы о том, слушаете ли, читаете ли вы новости, какие новости вы слышали последними, из чего они состоят. Ввиду ограниченного времени примем, что телевизионные новости в России на сегодняшний день смотреть нельзя, потому что там новостей нет. Включить телевизор и узнать новости в ближайшие год-два не получится. Когда мы говорим о радионовостях, то говорим об очень маленькой прослойке хороших СМИ, например Эхо Москвы, периодически Серебряный дождь, некоторые региональные радиостанции, но их очень мало. В целом, новости на радио отсутствуют как информационный блок, предназначенный, чтобы после него вышла рекламная пауза, т.е. псевдоновости, или же это фейковые новости, пропагандистская истории как на современном телевидении. Остается Интернет.

Скажите, кто из вас предпочитает узнавать новости в Интернете? Есть ли те, кто предпочитает получать их по-другому, например, читать газеты? Как я и думал, Интернет интересует нас в большей степени.  Прежде чем мы перейдем к теме, как отличить фейковые новости от правды, рассмотрим такой вопрос. Если вы не хотите быть обмануты новостями, не обманывайтесь новостями. Обмануться очень просто. Первое, что вы видите в новостях, это информация, которая вам нравится.  В такой момент у вас в голове должен звенеть колокол: «Вот сейчас меня могут обмануть». Потому что если так сложилось, что не слишком хорошо отношусь, например,  к президенту РФ В.В. Путину, или другим чиновникам, или губернатору Пермского края. Как приятно в этот момент натолкнутся в одной из социальных сетей на ссылку о том, что Путин ест детей. «Да, я знал, что этот людоед!» Бац, возможно, Вас пытаются  обмануть. Вполне возможно. Вольно, а может быть, невольно Вы больше поверите новости, в которую Вы очень хотите поверить.

Поэтому первое правило, как распознать фейки и убрать из головы ненужную информацию. Как только Вам нравится новость, Вы должны тут же задать вопрос в голове: «Опа, это очень тревожный звонок. А почему? Почему мне нравится эта новость? Ведь я ее даже, может быть, не до конца дочитал. Только прочел заголовок».
Новость нейтральна. У нее нет оценок. Правильная, профессионально написанная новость безоценочна. Она Вам дает факт, а уже с этим Вы что-то будете делать. Вы, лично. Сами.Как только Вам начинают преподносить в новости эмоцию, как только Вы чувствуете заряженность в новости – это второй повод, чтобы этот колокольчик у Вас в голове прозвенел. Первый колокольчик – Вам приятно, Вам нравится. Второй – Вам вместо информации дают эмоцию. Эмоции бывают разные. Очень часто Вам, Вашим друзьям или знакомым преподносят резко негативную эмоцию, и Вы с этим сталкиваетесь в сети, когда Вам преподносят следующим образом оформленную картинку. По-моему, она называется демотиватор. Это квадрат. Здесь что-то происходит, какая-то фотография. А здесь (внизу – прим.ред.) крупными буквами: «Очередное зверство американцев на Донбассе». При всем при этом Вы даже не знаете, что это за фотография, откуда она взялась, почему здесь маленькие младенцы, разорванные на части танками. Вы видите эмоцию, Вы заряжаетесь. Вам уже даже не нужно выделить эту фотографию, вырезать, поработать над ней, попробовать пробить ее через Google – поисковики. Вы не будете этого делать. Вы уже увидели. Все улыбнулись, когда я упомянул про зверства американцев, потому что здесь сидит либеральная аудитория. Ребят, вас можно надуть точно так же, просто подписав что-нибудь другое. Здесь не имеет значения, что написать. Помните недавний твит Павла Астахова, Уполномоченного по правам ребенка в РФ. Он у себя в Твиттере задал вопрос: «Допустимо ли применять связывание к детям?» Он потом уже все объяснил, что речь идет о специальных учреждениях, что сам он против, что это варварство, что он провел много исследований. Но первым откликом к этой информации стали демотиваторы с подписью: «Допустимо ли связывать детей?» И что получилось в ответ». Этот ирод, эта тварь не дал возможность вылечиться сотням детей в Америке, так он еще их и связывать хочет». Все, ребят, вам продали эмоцию. Поэтому второй звоночек – эмоция. Если Вам ее продают, это, скорее всего, тоже полная ерунда.

Третий звоночек, который должен у вас прозвенеть, возникает в достаточно стандартной ситуации, когда в новости Вы услышали одну позицию и не услышали другую. Очень часто наша ??? (неразборчиво) Вас накалывает, когда под позицией мы подразумеваем представителя сторон. Классика: Россия — Украина. Если Вы товарищу Соловьеву, который ведет огромное количество шоу, вдруг предъявите односторонность.

— А что это Вы свою студию превращаете в однобокий балаган? Почему у Вас там только представители России?

—  Как это только России? Посмотрите, раз – украинский политолог, два — украинский политолог, три — украинский политолог. Все, я объективен! — скажет товарищ Соловьев.

И будет неправ. Но Вы поймаете его на том, что он неправ, но объяснить не сможете. Он должен представить Вам не иную сторону, а иную позицию. И в любой новости, в любом тексте, который претендует на информационность, должна быть представлена иная позиция. Даже если речь идет об украинском политологе, он должен занимать иную точку зрения, а не представлять иную страну. Аналогичный случай был у нас в Датском королевстве. Где-то в Норвегии. Ирина Бергсет – достаточно знаменитая. А ведь есть еще немало праворадикалов норвежских, огромное количество нацистов, абсолютно свихнутых людей ( \мы не знаем, что они свихнуты), которых нам представляют ученых, правозащитников, экологов, исследователей и т.д. И все эти люди начинают говорить, и мы понимаем, что есть приличные люди в Европе. Которые скорее симпатизируют нашему президенту, а не своим. И у нас создается абсолютно ложная картина мира. Почему? Потому что понятие «обратная позиция» заменяется понятием «сторона». Представитель иной стороны. Он полностью наш, «засланный казачок», у нас таких много.

Итак. Первый звоночек – Вам что-то нравится, следовательно, это, скорее всего, не то, что Вы думаете на самом деле. Вам продают эмоцию – скорее всего, это не то, что Вы думаете. Вам представляют только одну позицию пусть и оформляя это по-разному – это третий звонок. И это тоже очень важный звонок.

Классика жанра. Ведь на любом факультете журналистики, в любом отделении журналистики, в общем, всегда всех учат одному и тому же. Если ты дал слово одной стороне конфликта, дай, пожалуйста, слово и другой стороне конфликта. Если ты показал картинку плохо, попробуй сейчас найти картинку «хорошо». Дай возможность выбора. Этому учат, но в реальности, когда журналисты попадают после хороших факультетов в реальные редакции, они часто оказываются в ситуации, когда у них нет возможности. Просто толком нет возможности применить вот те теоретические навыки, которые им давали в университете. Потому что редактор сказал взять интервью у Него, но не сказал взять у Этого. Потому что в день нужно сделать пять-семь-десять материалов. Когда сил хватает на один-два. Есть много причин, по которым нам вместо новостей подсовывают всякую бяку. И вовсе не значит, что все работают на одну пропагандистскую машину.  Государство всех купило. Нет, отнюдь. Зачастую люди просто непрофессиональны, или у них нет возможности проявить свой профессионализм. Но вы как потребители информации в телевизионном, радио или текстовом виде, должны знать, что вам должны представить разные позиции, разные взгляды, что вам не должны продавать эмоцию. А как только новость отличается оценочным суждением, это эмоция. В новости не может быть хорошего или плохого, в новости не может быть зверского. У новости должен быть крайне нейтральный язык. Все вы знаете, что события на Украине у нас представлены несколькими сторонами в конфликте. Одна из этих сторон – ребята, которые держат в руках оружие и «шмаляют» в сторону киевских. Они называются, с одной стороны, ополченцами, когда условно пророссийские, провластные, прокремлевские СМИ о них говорят. С другой стороны, они называются…(из зала) «сепаратисты».  Нет, братцы… (из зала) «террористы». Террористы. И там идет антитеррористическая операция. Киевские хлопцы их называют террористами. И ведут там АТО, антитеррористическую операцию, и весь Донбасс называется зоной АТО. Где правда? Ополченцы они, бравые партизаны, бородатые немножко Че Гевара, или террористы, мрази, которые уничтожают мирное население. По факту там люди с оружием. И все. А вот разбираться о том, хорошие ли они, плохие ли, за этого они или за того. Разбираться в этом нужно очень и очень долго и серьезно. Но когда мы получаем новость, мы получаем вот этот дистиллят, выжимку из происходящих событий в короткое информационное сообщение и в этой выжимке нам уже дают позицию. Например позиция: «Террористы в очередной раз обстреляли того-то, того-то» или «Ополченцы в очередной раз тыры-пары, трали-вали». Как только мы видим оценочный язык, мы тут же должны знать, что его необходимо переработать. Возвращаемся из Украины в Россию. Кавказ. Что у нас на Кавказе делают с людьми, которые с оружием в руках выступают против ФСБ и прочих подразделений?»

(Из зала) «Ликвидируют»

Кто сказал слово «ликвидируют»? Ликвидируют. Ребятушки, ликвидируют как вшей, как крыс, как тараканов. Ликвидируют как нечто, что необходимо уничтожить. Подождите, если этой ночью состоялось боестолкновение, где с одной стороны были сотрудники правоохранительных органов, а с другой стороны не сотрудники правоохранительных органов. То на утро мы получаем фразу: «Восемь участников бандформирования ликвидированы этой ночью». Почему я возвращаюсь к предельно конкретной ситуации «этой ночью»? Потому что я не юрист, не полицейский, но мне кажется, что следственные действия идут долго. Опознание тел, разбирательство, кто откуда стрелял – это долгая и нудная история. Т.е. на утро нельзя уверенно сказать, что все эти восемь убитых человек были членами бандформирования. Нельзя, это физически невозможно. Но законы новостей требуют, чтобы вы их получили, а вы не хотите получать… Ну, может быть, и хотите. Но в целом, потребители новостей хотят получить не информацию, а комикс, после которого все становится на свои места. И вот порядки комикса говорят, что наши бравые правоохранители ликвидировали бандформирование. Ребят, они просто перестреляли людей, а вот дальше мы будем разбираться, что это за люди, кто, почему стрелял и т.д.

Следующая история = национальность. Каждый раз, когда мы видим в новостях рассказ о национальностях, я бы тоже Вам предложил менять фразы «чеченский», «ингушский», «цыганский». Даже русский. Это просто не имеет значения. Нужно менять их на одно простое слово – человек. И тогда у Вас будет складываться более пристойная картинка, потому что если, допустим, троих цыган взяли по подозрению в торговле наркотиками, то мы уже знаем, что они наркоторговцы, или конокрады. А если бы нам сказали, что троих человек взяли по такому подозрению, то у нас может закрасться в голову мысль: «Может быть, зря взяли?» Если цыган, то они наркоторговцы, если трое чеченцев с пистолетом, то они, скорее всего, террористы, а если просто человек, то неизвестно, зачем ему пистолет.Национальность тоже надо стараться пропускать мимо ушей. Люди, люди в первую очередь.

Профессиональная принадлежность. Очень спорно очень тяжело, очень непонятно. Я знаю людей, которые считают, что профессиональная принадлежность обязательно должна указываться в любом информационном тексте, что это принципиально. «ГИБДДшник сбил». Я думаю, что это важно, когда профессиональная принадлежность имеет непосредственное отношение к происходящему событию. Если врач делал операцию  и у него под скальпелем умер человек, то это важно. А если врач шел по улице и на него упал кирпич, то какая разница, врач шел или не врач, потому что кирпич может упасть на кого угодно.

Посмотрите, какое огромное количество мелочей я вам рассказал в этой теме «Как фильтровать информацию, как распознать фейки». Все это сводится к одному большому выводу: мы получаем немыслимое количество информации, которая нам в реальности не нужна. Мы все современные люди, живет в 21 веке, а вот Владимир Вячеславович Орлов, мой преподаватель философии в университете, лет 15 назад сформулировал, а лет 10 назад рассказал мне, что 21 век – это век философии, а основная ценность 21 века – информация. А мы тогда разводили руками. Где нефть, а где информация. А он был прав. Информация становится основополагающей ценностью 21 века. Если это ценность, то необходимо учится работать с информацией профессионально.  Вы не ставите у себя во дворе качалку, не добываете нефть, не перерабатываете ее в бензин и не льете ее в свой автомобиль. Вы доверяете людям, которые делают это профессионально – покупаете бензин с колонок. В то же время вы начинаете воспринимать информацию, и каждый уверен в том, что способен самостоятельно разобраться. По всей видимости нет. Я постарался объяснить, почему это так. Но таких мелочей больше. По всей видимости, вы не в состоянии разобраться с информацией настолько, чтобы быть уверенным в себе. Значит тут два варианта. Либо Вы выбираете тот источник, которому доверяете, т.е. ту бензоколонку, на которой Вы заправляетесь. Раз выбираете, значит доверяете. Либо как в старом советском анекдоте про еврея, который подходил к газетному киоску, смотрел на первую страницу одной газеты, второй, третьей газеты и уходил, а его спрашивали: «Что Вы ищете?»  — «Некролог»  – «Некрологи на последней странице»  – «А я ищу, в которой на первой». Либо ждите той самой информации, которая рано или поздно появится везде, и мимо нее не пройдете. И не обязательно воспринимать ее каждое утро.

— А как выбрать этот источник?

— Это очень сложный вопрос и, наверно, тема отдельной лекции. В двух словах так. Во-первых, исходя из события, о котором Вы хотите узнать. Киевкий Майдан. 4 недели прошло. Вы понимаете, что тех, кто о нем говорит, стало слишком много и на Вас явно пытаются воздействовать. Что Вы делаете. Вы идете на любой из киевских городских форумов, отматываете историю форума на полтора-два года назад. Читате внимательно и выписываете ники юзеров, которые два года назад об этом писали. Они живые, они были. А если повезет, находите тех, кто принимал какую-то внятную позицию приятную Вам. Два года назад он детям помогал и что-то еще. Это неважно. Он на Вас похож. Затем можете абсолютно честно ему написать: «Меня зовут так-то, я оттуда-то. Можно с Вами по телефону поговорить? Вы можете рассказать, что там на самом деле происходит?» Я понимаю, что говорю о странных вещах, но Вы получите идеальный источник информации. «Вы праворульщик и я праворульщик, Вы компьютерщик и я компьютерщик, Вы гражданский активист и я гражданский активист. Я не понимаю, что происходит. Может, Вы мне расскажете?» Три-четыре источника и Вы получаете картину более близкую к реальности.

— С одной стороны, таких, таких же как Вы.

— Профессионально, можно найти и другую позицию, но, но с другой стороны, я разочаровываюсь в тезисе, что объективность необходима. Не всегда, но иногда. Потому что на некоторые события мне не интересно знать события людей, которые стреляют из автомата по толпе. Но в целом, Вы правы. И попробовать найти представителей того спецназа из Кроматорска, из Донецка, из Севастополя/, присланного в Киев. Да, это тоже можно сделать. Про украинские события у меня была возможность узнавать у своих родственников из Кроматорска, у моих родственников из Киева. У меня была такая возможность. Поэтому можно попытаться так.

— Но это сложно.

— В таком случае, применительно к СМИ делаем так: отматываем на несколько лет назад. Это СМИ существовало? Два года назад Вы верили этому СМИ?

— Можно еще один способ. Личный. Есть люди, которым мы априори  доверяем. Мы знаем их репутацию, мы знаем, что они делают. Я знаю, что эти люди приходят на это радио или пишут в этой газете. То этому источнику стоит доверится.

—  Как раз то, о чем я говорю. Ищите историю. Если Вы выбираете СМИ, ищите его историю и попытайтесь ему доверять . Это приходит с годами. Если Вы всю жизнь читали «Таймс» и Ваши родители читали «Таймс», то Ваши дети будут читать «Таймс». Если Вы 10 лет назад слушали «Эхо Москвы», то и сейчас слушайте. Вы уже сложились и сформировались так, что воспринимаете новости с этой позиции, зачем Вам пытаться искать объективность, включая какой-то из каналов телевидения. Бессмысленно. Это как с каналом «Серебряный дождь», который в какой-то момент посчитали надежным и ценным источником информации, потому что их собственная позиция совпадала с позицией канала. У меня не совсем так. Для того, чтобы я посчитал канал «Дождь» надежным источником информации, должно пройти много лет. Не с первого дня появления. Это все-таки репутация. Найдите СМИ с репутацией, и Вам будет хорошо.


 

Благодарим за расшифровку волонтёра Алису Тронину!

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>